Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:38 

lock Доступ к записи ограничен

Трегги Ди
совсем как два метронома
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:41 

lock Доступ к записи ограничен

fandom fem view 2014
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:42 

lock Доступ к записи ограничен

fandom russian classic 2013
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:41 

lock Доступ к записи ограничен

marjukka
в черноземье заозерья в человеке рос сорняк
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:38 

Доступ к записи ограничен

Henry Nightingale
Самый мрачный денди на этой вечеринке
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:33 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Саманте шестнадцать лет, она носит бирюзовую юбку до колена, слушает Моррисси, мечтает побывать в Бразилии и хочет завести корги. У Саманты красивые светлые волосы и волшебный выговор «р» с приглушением перед согласными, ей нравится завтракать хлопьями с холодным молоком и смотреть Би-би-си по утрам.
В последнее время Саманта, обычно блистающая на школьных концертах, выглядит усталой, часто жалуется на бессонницу и пропускает репетиции оркестра, на которые она ходила с превеликим удовольствием. Дело в том, что совсем недавно лучшая подруга Сэм – шотландка в ярко-красных вельветовых брюках и сигаретой в зубах, Кортни, – переехала в другой город, и это событие совпало со смертью одного из любимых преподавателей Саманты, с которым она частенько засиживалась, чтобы обсудить темы от новых таксонов, введенных Британской Академией, до свежих булочек с Реджиналд-стрит. Саманта не чувствует в себе сил делать что-то, она часто плачет без видимой на то причины и ощущает колоссальное отчуждение от происходящих с ней вещей – по крайней мере, именно это она пишет Кортни.

Кортни, между тем, в ее новой школе в Йорке, обдирает костяшки пальцев о столешницу на последней парте и старается быть хорошей девочкой, по совету мамы. Ей не нравятся люди, с которыми она вынуждена учиться, и не только потому, что, на ее взгляд, у них ужасных вкус в музыки и кино, просто Кортни… Кортни не очень любит людей. Людям нравится обниматься, целоваться в щеки, ходить вместе на дискотеки, а Кортни всему этому предпочитает уединенные концерты Йена Кёртиса на полу общественных уборных. Дело в том, что иногда Кортни сидит в кабинете, и – неловкое слово, дурацкая фраза – почему-то задевают ее так сильно, что ей приходится вскакивать из-за своего места и бежать вон из класса, чтобы не плакать у всех на виду. Кортни старается носить много цепей и ошейников, чтобы удерживать себя в рамках, но почему-то снова и снова она раздирает свое лицо и рыдает от бесконечного одиночества и какого-то поглощающего ее горя, из-за которого иногда она совершает необдуманные поступки. Например, в один из таких эпизодов Кортни познакомилась с Бернардом, а потом она познакомилась с его «шкатулкой драгоценностей», в которой он хранил удивительные белые таблетки, помогающие примириться с глупостью преподавателя истории, и своих острых друзей в индивидуальных упаковках.

Бернард – или Бёрди (Birdy), как зовет его Кортни из-за веточек в его густых волосах, – абсолютно не хотел вредить Кортни. Бёрди хотел утешить ее, ведь он не понаслышке знает, каково это сидеть в закрытой комнате и давиться соплями, слезами и кровью… Кровью? Наверное кровью, Бёрди точно не может сказать – иногда он страдает от «фокусов фей»: помнит некоторые моменты предельно четко, а потом раз – и словно выключают свет, и он стоит в темноты, плача и расцарапывая свою кожу, а что случилось и почему он это делает вспомнить трудно. Бёрди практически никогда не удается связать концы с концами, и его жизнь – это череда плохих и очень плохих эпизодов. Бёрди начал пить, когда ему было тринадцать, и вместе с этим у него начались приступы паники, когда избавиться от липкого навязчивого страха ему помогал только уход куда-то глубоко в себя, где было темно и не было шума. Бёрди бы хотел однажды навсегда остаться в себе, потому что весь остальной мир слишком не понятен для него и слишком, слишком жесток.

Когда Кортни рассказывает Сэм о Бёрди, та пугается и, приложив ладонь ко рту, спрашивает, не нужна ли ему помощь. «Помощь?» - переспрашивает Кортни. «Но как же мы можем ему помочь?»
К сожалению, не всегда понятно, к какому именно специалисту нужно обратиться, если ты чувствуешь себя нездоровым, потому что когда болят зубы – ты идешь к стоматологу, когда болят глаза – ты идешь к офтальмологу, но к кому же тебе следует пойти, если ты испытываешь не физическую боль и не можешь точно дислоцировать ее в себе?

Саманта звонит в центр психологической помощи, однако, когда приятный женский голос спрашивает ее, на прием к какому врачу она хотела бы попасть, Сэм зажмуривается и сбрасывает звонок. Во-первых, ей очень страшно делать это в одиночестве, а, во-вторых, она очень боится врачей. Врачи ставят диагнозы и мало чем помогают, а Сэм хочет облегчить жизнь своих друзей и себя, по возможности, а не навешивать на них ярлыки.

Первое, чего Саманта не знает, - при добровольном обращении в любую из служб психологической помощи вам не будут ставить диагноза, если вы не выскажете необходимости узнать о вашем состоянии в какой-нибудь прямой форме вроде «И, как вы считаете, что это?». Никто не заинтересован в том, чтобы просто ткнуть вам в строчку в МКБ-10, похлопать вас по плечу и пожелать жить с этим.
А второе - Саманта, как и ее друзья, не совсем понимает разницу между специалистами, предоставляющими помощь, и это удерживает ее от того, чтобы решить ряд проблем, с которыми она столкнулась.

Потому что, например, она уверена, что люди, которые обращаются к психиатрам, - это душевнобольные, и обычно ты сначала попадаешь к этому врачу, а потом тебя запирают в прекрасном белом замке с ремнями на кровати и кормят с ложечки. Саманта также не уверена, что понимает разницу между психотерапевтом и психоаналитиком, и не знает, зачем нужны психологи.

сага

Саманте нравится видеть, как Кортни улыбается официантке, когда та случайно задевает ее плечо, и подает Бёрди стакан с водой, когда тот ищет, чем запить таблетки.


@темы: эта аналитика веселее, чем секс с мертвой проституткой

18:38 

И об Украине

Модо
Песни не отменить. Лета не избежать. №0
22:32 

lock Доступ к записи ограничен

potato bastard
Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:19 

lock Доступ к записи ограничен

Emma Frost
это не хаос, это барокко
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:48 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
"...и для нас, людей, в которых с самого детства растят Печориных, убежденных в необходимости индивидуального подвига это вообще не поддается осмыслению. Понять Иисуса просто: вот он шел, проповедовал, превращал воду в вино, ходил по воде, а вот он умер за наши грехи. Не нужно быть особенным интеллектуалом для того, чтобы осознать смысл распятия.

Социальная этика двадцатого века предлагает концепт, который я вот уже десять лет объясняю студентом и сама никак не могу понять /улыбается/, но надеюсь, что они постараются поразмыслить над этим.

Не нужно надевать терновый венец. Не нужно позволять людям во время ланча распинать тебя.
Когда тебя ударят по щеке - не нужно подставлять другую щеку.

Необходимо создать такой порядок, привить такие моральные ценности, которые бы остановили тех белых фашистов, которые захотят тебя ударить. Не нужно терпеть боль - боль необходимо остановить.

Эта этика предполагает, что нам совсем не нужно жертвовать собой ради всеобщего благоденствия: благоденствие должно существовать для нас" (конспекты по этике)


+

"Тьма не прогонит тьму — только свет в силах это сделать. Ненависть не прогонит ненависть — это под силу только любви. Ненависть порождает ненависть, насилие порождает насилие, и жестокость порождает жестокость в раскручивающейся спирали всеобщего разрушения" (Мартин Лютер Кинг)

@темы: до того, как стало мейнстримом, Лили, Я завещаю это своим детям

21:34 

слт

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Мы хотим быть свободными и хотим контролировать друг друга.

К сожалению, то радостное время, когда мы могли позволить себе надевать ошейники, цепи и наручники и привязывать людей, которые слушают не ту музыку, что и мы, к столбам позора давно прошло, и теперь нам приходится искать более изощренные способы причинять боль и заставлять других делать то, чего они не хотят.
Сопротивляться тому, что кто-то пытается тебя ударить, или кто-то зажимает тебя в угол, или избивает тебя, или, что совсем уж бесчеловечно, заставляет тебя смотреть «Милого друга» с Паттисоном во втором раз, реально. Ты понимаешь, в чем именно заключается насилие над твоей личностью, ты понимаешь ограничения и запреты, которые на тебя стараются наложить – ты осознаешь правила игры и отказываешься в нее играть, потому что твой интеллект, хотя ты и завалил самостоятельную по высшей математике, не приближается к отметке кретинизма.
Но как быть с тем, что в это прекрасное время, когда скандинавские боги сыплются с небес, большая часть ограничений заложена не в том, что мы делаем, а в том, что мы говорим?

Язык – это тоже оружие, хотя пока еще никому не пришло в голову исчислять военный потенциал страны в сборниках упражнений по орфографии и синтаксису. Этот нехитрый вывод я обдумываю около часа, когда впервые встречаюсь в реальной жизни с тем, о чем читаю вот уже полгода: я сталкиваюсь со слат-шеймингом и, честно говоря, я был бы не прочь избежать этой встречи.

кулстори

Любопытно совсем другое.

Язык – это не только оружие, это еще и щит. Мы попрекаем друг друга большим количеством сексуальных контактов, отсутствием сексуальных контактов, получением наслаждения от секса и понимаем с полуслова, что такое терпеть, пока «он не кончит» - и, тем не менее, мы умеем защищаться.
У нас есть целая прекрасная феминная культура, в которой все любят друг друга, а тех, кто не любит, мы заставляем любить других. У нас есть мужчины, которые не требуют от нас еды и детей, которые говорят нам с экранов, что они любят нас такими, какие мы есть, мы бережно сохраняем их фотографии на телефоне и добавляем в избранное каналы на Ю-тьюб с их видео.

Фандомная шлюха, по мнению Щ, почесывающего отросшую щетину, - это девушка, которая не может определиться с тем, что именно ей нравится. «Истеричка, которая не знает чем себя занять».
А Х, хмыкая и произнося «Ну, фандомная шлюха – это я», объясняет, что это человек, который эмоционально привязан к большому количеству героев и получает удовольствие от сопереживания их жизненным трудностям.
Следующие пять минут мы проводим, выясняя, почему не обидно быть фандомной шлюхой, и, когда Щ, патетически взмахивая ладонью, заявляет: «Но ведь фандомная шлюха – это все равно шлюха», я ощущаю гордость за то, что мы нашли сферу, в которой избежали тотального мужского контроля.

Мы нашли целую вселенную вещей, которые нам нравятся и приносят нам удовольствие, и мужчины не могут ее контролировать. Ну, разве что они могут выбирать, что именно говорить на интервью и какие именно костюмы надевать на фотосессии, но, в целом, битч плиз.
И почему-то это вызывает у меня желание смеяться в лицо людям, которые продолжают считать, что они могут попрекать кого-то их увлечениями: от сопереживания гомосексуальным отношениям до секса в латексе.

Это не твое дело. Прости, сладкий, но твое мнение не интересует никого в этой комнате. Твое мнение не может определять мою жизнь. Уединись с ним, поговори со своим мнением, объясни ему, что контролировать других людей и считать возможным указывать им, как им себя вести, унижать их достоинство и ненавидеть их за то, как именно они наслаждаются, - это дерьмо, вляпавшись в которое ты не отмоешься.

Это не стыдно радоваться.
Это не стыдно получать удовольствие.
Это не стыдно наслаждаться жизнью и тем, что она тебе дает.

Это не стыдно быть собой.

@темы: эта аналитика веселее, чем секс с мертвой проституткой, тексты, Антон Лашден решает не умирать

01:29 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.



хх
когда ты плачешь
другие девочки не смеются

другие девочки
приносят салфетки
укладывают тебя
на свои колени
перебирают волосы
и говорят

тише-тише
тише
оно того не стоит

другие девочки
не замечают
что в их объятьях
ты плачешь
особенно сильно

другие девочки
не понимают
что они

основная причина
подобных
эмоциональных
экспромтов

@темы: тексты, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Как насчет щепоточки страданий

19:06 

Истории - это жизнь

пренебречь, вальсируем
Update: Прошу прощения за дублирование записи. Когда я решила поднять эту запись, то забыла, сколько в ней комментариев и какой в этих комментариях ад. Я попыталась "уронить" ее обратно, но дайри не дают это сделать. Я долго думала, не удалить ли запись вместе со всеми комментариями, скопировав только текст поста, но в итоге решила оставить как есть, для истории. Однако комментарии здесь закрыты. Новая копия записи здесь.

Предисловие переводчика: читать дальше
Выделение курсивом авторское. Выделение полужирным мое.

Catherynne M. Valente (catvalente, ранее yuki-onna)
Истории - это жизнь Для чего нужны истории?
запись создана: 12.09.2009 в 02:51

@темы: делюсь, $ visibility&representation, $ stories we tell

15:39 

Доступ к записи ограничен

Henry Nightingale
Самый мрачный денди на этой вечеринке
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:31 

Доступ к записи ограничен

S is for Sibyl
"Мне всё кажется, что на мне штаны скверные, и что я пишу не так, как надо, и что даю больным не те порошки. Это психоз, должно быть." А. П. Чехов
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:54 

lock Доступ к записи ограничен

potato bastard
Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:56 

lock Доступ к записи ограничен

Emma Frost
это не хаос, это барокко
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:16 

Доступ к записи ограничен

Q!
а у Толи и у Веры - обе мамы тамплиеры.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:55 

wtnv + rnt2

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Дело было приблизительно так: Рэнт пожаловался мне, что у него куча прекрасных стилистических задумок для текстов, которые он никогда не дописывает до конца. В это время я потягивал охлажденный Мартини и был готов ко многим неожиданностям судьбы, поэтому попросил его упороть и меня своими блистательными идеями. Он упорол.

За пять минут мы родили семь идей для охуительных фичков.
Приблизительно так и происходит мое общение с Рэнтом обычно, да.

Техническое оформление текста полностью принадлежит Рэнту, я шлю ему посылки с воздушными поцелуями и называю его структурным гением, тем не менее, оно далеко из изначальной идеи, которую мне слил Рэнт, потому что я алогичен и не могу структурировать так, как он, и у меня каша из временной последовательности в голове всегда (либо прямая линия, либо никакой линии вообще).

Так как Рэнт не в фандоме, и он не сможет оценить прелестей текста и его содержания, я накормлю его эго до булимии. Изначально это планировалось ганнигрэмом, но позавчера вечером я случайно наткнулся на пару артов, и меня накрыло так, словно я вколол себе пару кубов героина.
Итак, представьте. Существует абсолютно потрясающие умный, интеллигентный, невероятно красивый мудак, который заставляет юных девственниц заброшенного американского городка по ночам кончать под одеялом. Этот парень ультра-стильный, у него охуительное чувство юмора, он скалится так, что к нему на коленки укладываются львы, а помимо этого он имеет некоторое родство с божественными явлениями.
Многим показалось, что это я просто описал Рэнта, но, на самом деле, это было описание Сесила.
Мне кажется, если бы Рэнт пошел по скользкой дорожке Найт Вейла, он бы быстро создал себе культ внутри фандома, ибо Рэнт такой, он может.

Cейчас я разрешу и вам кончить от моих визуальных ассоциаций.

oh yes

А теперь я разрешу вам кончить от потрясающего текста, который я укладываю к ножкам моего потрясающего бро рэнт коэн.

Название: Преследование
Автор: Entony Lashden
Бета: Hideaki
Фэндом: Welcome to Night Vale
Персонажи: Карлос/Сесил
Рейтинг: R
Жанры: романс
Размер: мини
Статус: закончен
Предупреждения: нелинейное повествование, авторское техническое исполнение, стилистическая содомия, интеллектуальный юмор, альтернативность вселенных во все поля
Саммари: @cecilbaldwin, 45 мин "Не бойтесь, если вас преследуют. Бойтесь, если преследуете вы".



целую твои руки, лашден

@темы: тексты, Прими свои наркотики и ляг спать, fiction

02:33 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
11.07.2012 в 13:12
Пишет мингус:

- римма римма, проснись! кому бы ты дала пулитцеровскую премию?
римма, не открывая глаз:
- каннингему. и премию бы, и дала бы.

URL записи

@темы: книги, Прими свои наркотики и ляг спать

The red door.

главная